Сказ о том, как Курченко «Брокбизнесбанк» покупал (Аудио)

Курченко и КоломойскийНовая фееричная запись телефонного разговора между И. Коломойским и Сергеем Курченко от 2014.02.07. До краха режима Януковича и «бизнес» империи Курченко оставались считанные дни. Беседа примечательна тем, что становится понятен уровень понимания Курченко политической ситуации в стране на тот момент времени, а самое главное, всплывают подробности покупки «Брокбизнесбанка» у братьев Буряков и планы Курченко в отношении этого банка. Игорь Коломойский, как всегда, радует своими комментариями и лекционными наставлениями далекому от знаний экономических терминов «вундеркинду» Сергею Курченко.

Коломойский: Алло!

Курченко: Игорь Валерьич, здравствуйте!

Коломойский: Приветствую.

Курченко: Как у Вас дела?

Коломойский: Ничего. Тьфу-тьфу. А как встретил?

Курченко: Хорошо. Тьфу-тьфу.

Коломойский: Ясно.

Курченко: Шо думаете по ситуации на Украине.

Коломойский: Не знаю, а шо ду.. а хули думать? Там есть, кому на счет этого думать.

Курченко: Я думаю, что тут даже больше чем надо тех, кому думать.

Коломойский: Ну, конечно.

Курченко: Кто, думаете, будет премьер?

Коломойский: Не знаю.

Курченко: Думаете, будет и.о. или премьер?

Коломойский: Говорят три кандидатуры.

Курченко: Арбузов, Клюев, а кто еще?

Коломойский: На первом месте Бойко.

Курченко: Та ладно!

Коломойский: На втором Клюев, на третьем Арбузов.

Курченко: Хм.. Странно. Я думал что Клюев, Арбузов или кто-то от оппозиции. Бойко мне.. А от чего может быть Бойко, Вы думаете?

Коломойский: Не, от оппозиции то само собой, если оппозиция как-то договорится, то это будет приоритетно.

Курченко: Угу.. Интересно. А чего вы думаете, что у Бойко есть шансы?

Коломойский: Ааа… Мне так кажется.

Курченко: Да?

Коломойский: Да.

Курченко: Умм.. Понятно. А что Вы думаете про это, про…

Коломойский: Он может, потому что у него со всеми хорошие отношения.

Курченко: Угу.

Коломойский: Но вопрос в том, что как.. Вопрос же не в том, что изберут премьера и как его изберут. Вопрос в том, как дальше работать?

Курченко: Нет, ну да, но от премьера тоже зависит немало.

Коломойский: Не, ну ты знаешь, что по, это самое, против Арбузова, например, очень сильно там, на фракции все время выступали?

Курченко: Против него?

Коломойский: Ну, конечно. Против него, Клименко. Ну, депутаты этих, регионов самих.

Курченко: Ну, да. Я такое слышал.

Коломойский: Ну, были у них какие-то два или три собрания, там было много криков.

Курченко: Уум.. Не, ну, понятное дело.

Коломойский: Было.. Был даже момент, что когда Арбузов сказал, что меня геть, кроме Клименко все предали.

Курченко: Та Вы шо?

Коломойский: Да. Ну, шо ты делаешь вид, шо ты не знаешь, или шо?

Курченко: Клянусь, не знаю. Шо Арбузов сказал, что его все предали, кроме Клименко, вообще не слышал. Клянусь, не знаю.

Коломойский: Ну, по своим ощущениям после того, именно на.. после фракции, не вообще предали, а после той фракции.

Курченко: Ааа.. Не, то, что было две фракции сложные, там, где его освистели и их не слушали, а потом зашел Клюев и все стали вести себя конструктивно, — такое я знаю. Ну, из первоисточника.

Коломойский: Я знаю, например, дохуя людей, которые не будут ни за шо голосовать.

Курченко: Вообще ни за шо?

Коломойский: НЕ, за него не будут голосовать.

Курченко: Аааа… Ну, вполне вероятно, вполне вероятно. А за Бойко эти люди в Вашем понимании будут?

Коломойский: За Бойко? Да.

Курченко: Мм..

Коломойский: А Бойко ж вообще не слышно, не видно, никто его не, это самое, он никому ничего. На мозоли ж не наступал в последнее время. А на того все.. Он же именно работал с депутатским корпусом.

Курченко: Кто? Бойко?

Коломойский: Ну, Азаров, какой Азаров, говорю. Арбузов.

Курченко: Арбузов. Ну, да. Плюс силовые министерства, поэтому больше всего оснований для плохого отношения.

Коломойский: Ну, конечно. Не, ну там же ж много шума, поэтому.. Вопрос же не в том. Это ж вопрос вообще мелкий и локальный.

Курченко: Премьер?

Коломойский: НУ, конечно премьер. А как он будет управлять страной, расскажи мне?

Курченко: Вы имеете ввиду ситуация с точки зрения улицы?

Коломойский: Ну конечно.

Курченко: И большинства, и оппозиции, и Европы, и США?

Коломойский: Ну, конечно.

Курченко: НУ, ключевое, наверное, это общая ситуация, которая состоит из улицы, Европы, США и большинства нестабильного. А премьер это уже очевидно, что вторично.

Коломойский: Ну, конечно.

Курченко: Ну, да согласен.

Коломойский: Ну, я же сказал, что это вопрос мелкий и тактический.

Курченко: Ну, да. Но его надо решить иначе Россия перестанет что-либо давать. Она уже перестала.

Коломойский: Ага..

Курченко: А глупо же и не назначать премьера и не брать миллиарды долларов, это же глупо?

Коломойский: Да. Тем более, когда в «Брокбизнес» надо давать, это самое, рефинансирование.

Курченко: Ех-хе-хе. На «Брокбизнес» пока ниче не дают.

Коломойский: Так если б мне сказали вчера, что он еще остановился, вроде?

Курченко: Не, он не остановился.

Коломойский: Ну, как? Уже обращаются люди, говорят депозиты надо. Помогите депозиты получить?

Курченко: Та ладно?

Коломойский: Да.

Курченко: Во-первых, в «Брокбизнесе» у меня есть с Буряками партнерское соглашение, по которому все депозиты, которые положили до прихода меня, за них отвечает Буряк. А Буряк должен их или держать, или отдавать и замещать своими, поэтому… А все депозиты мои, обороты мои, у нас никто не уходит. Но так как банк же один, поэтому нам приходится помогать Бурякам. Ну, мы им помогаем и они нам дали сейчас большие залоги, мы сейчас под эти залоги возьмем кредит в ВТБ и вольем в банк 3 миллиарда гривен и все. У них ушло три.. Ну, два ушло и миллиард там на выходе. Вот они нам дали залоги, понятное, мы сейчас возьмем в ВТБ три миллиарда гривен под их залоги. Они будут их обслуживать. Они положат депозит в банк и все, ситуация выровняется.

Коломойский: Объясни мне. Алло?

Курченко: Да, да.

***

Коломойский: Шо-та оборвалось.

Курченко: Да, да.

Коломойский: Объясни мне, вот ты, когда покупал банк, у них же был их баланс какой-то, правильно?

Курченко: Да. И этот баланс должен был не меняться с точки зрения оттока.

Коломойский: Оттока пассивов?

Курченко: Да.

Коломойский: Так, а есть же… Если подходит к сроку депозит, с чего они должны были его отдавать?

Курченко: А мы там все рассчитали, там все депозиты они продлил на три года и текущие остатки… Ну, мы с ними договорились, что все текущие остатки депозитов три года не уходят. Если уходят, то они их замещают своими.

Коломойский: Ни, хрена себе! А сколько у них было пассивов?

Курченко: Ааа.. 12 миллиардов.

Коломойский: А ты, за сколько банк купил?

Курченко: За 200 миллионов долларов.

Коломойский: Ну, так…

Курченко: Я ж купил не все. Я ж купил 80%. И у нас …

Коломойский: Сколько?

Курченко: Восемьдесят.

Коломойский: Ну, хорошо. За 200 миллионов ты купил 80 %. Те 12 миллиардов по тем временам это было полтора миллиарда долларов.

Курченко: Дамм..

Коломойский: А где им взять деньги?

Курченко: Так, а там пассивы такие, хорошие. Там ии… ну… там хорошие пассивы.

Коломойский: Активы ты имеешь ввиду.

Курченко: И активы, да, и активы и пассивы хорошие.

Коломойский: Пассивы – это те, кто дали деньги. А активы – это то, шо у тебя, ты выдал их в кредит.

Курченко: Да, это то, шо нам должны. Да, да, да.

Коломойский: Ну? И кому б он там их дал? Там бы как раз.. по-моему там дыра была в этом плане?

Курченко: Там была дыра. Но поэтому и цена такая небольшая.

Коломойский: А сколько дыра была?

Курченко: Шесть.

Коломойский: Шесть миллиардов?

Курченко: Гривен, да.

Коломойский: Ну, так вот поэтому, это самое.. А пассивов было… Грубо говоря, разница между пассивами и активами была в шесть миллиардов, правильно?

Курченко: Даа.. Да, абсолютно.

Коломойский: То есть.. а шесть миллиардов.. Сколько, семьсот пятьдесят, за двести вы продали, а шесть обязались покрыть?

Курченко: Да, да.

Коломойский: Но, это ж вы своими должны покрывать? Плюс ваши, там, допустим… Вам переходит все. Так не может быть, чтоб, там «это мое, а это твое». Банк же – это ж живой организм, он должен действовать… Он не может действовать, там, то шо было до этого – это ваши проблемы, а это – наши. А если я тут не выполню свои проблемы, шо тогда делать?

Курченко: Если она не выполнили, то страдаем мы, потому что мы.. Мы им помогаем, но они с этим согласны, поэтому они тоже стараются. Ну, да мы ситуацию удержим. Все не так плохо. Просто если бы мы не доводили б ее до какой-то стадии, то Буряки вообще морозились бы. Если бы просто мы каждый день бы докладывали все, чего не хватает, то все.

Коломойский: Ага, ага.

Курченко: Ну, понимаете? Есть проблема, не хватает? Ну, хоп, доложили, отправили, хоп, доложили, отправили, то они бы вообще бы «да, да, да, мы должны, отдадим, отдадим», а так мы поставили такую ситуацию, что вот, мы там три дня перестали платить, Буряки сразу зашевелились – «мы нашли решение». Мы сейчас добавили вчера-сегодня свои, а сейчас они нам три миллиарда дадут. Мы им в ВТБ помогли, они дали нормальные залоги, ВТБ кредитует, мы вносим туда – они кредит ВТБ обслуживают. И все.

Коломойский: А ты можешь объяснить, а зачем вообще была нужна эта покупка? Ну, была у Буряка, там, был банк, бл..дь, с … такой-то. На хуй он тебе нужен был вообще?

Курченко: То есть я сделаю спейс с каким-то большим банком, я буду много собирать. Вот Вы «Приват» собрали 140 миллиардов гривен с людей и профинансировали все свои бизнеса. Круто же? Построили империю.

Коломойский: Смотри, во-первых, ты ж не можешь это сделать за один год? Даже если ты это захочешь сделать, правило?

Курченко: Ну конечно.

Коломойский: На это ушло, там, двадцать лет.

Курченко: Дааа..

Коломойский: Или 22.

Курченко: Системной работы, такой, методичной.

Коломойский: Ну? И поверь мне, шо я этой работой вообще не занимался. На хуй она мне надо?

Курченко: Ну..

Коломойский: Это Тигипко когда строил банк, а потом он жил своей жизнью.

Курченко: Нуу..

Коломойский: Просто, когда ты ставишь такие задачи за цель, то ты, эта цель она нереализуема. Потому что всегда найдется кто-то или что-то что будет мешать реализации этой цели. Ты будешь идти, идти, потом в какой-то момент оно возьмет все и наебнется.

Курченко: Нда.. А в банке это легко может быть.

Коломойский: Ну, коне.. Ну, типа революция в стране и шо, блять? Вообще банки..

Курченко: ..А Нацбанк же ввел ограничения, Вы знаете? Там новые ограничения, и еще введет. И это еще больше выровняет ситуацию.

Коломойский: Не, не, мы ж не об этом говорим. Мы ж говорим о том, что это, он выровняет, если будет все спокойно. А если спокойно не будет, то бл..ть все ограничения туда..

Курченко: Если будут волнения, если будут дикие волнения, то может и «Приват» рухнуть, правильно?

Коломойский: Так, а банковская вся система наебнется.

Курченко: Нда.. Не, так это риски, а риски неизбежны. Как их можно избежать?

Коломойский: Не, ну так мы об этом и говорим, что.. ты ж спросил «как обстановка?», «Как Вы думаете, что на Украине?» Там точно есть, кому думать.

Курченко: Да. А можно два вопроса по работе? У меня есть два этих, ну не претензии, а таких момента, которых не понимаю. Можно?

Коломойский: Ну?

Курченко: Момент первый: Вы не делаете прогонки, хотя мы сто раз договаривались, что мы их будем делать, и что сумма долга не будет такой большой. А второе: БГС. Мы провели невероятно сложную операцию по этой Виннице, с риском поссориться, страшно сказать с кем. Мы договаривались. Вы обещали, что мы заканчиваем и по БГСу работаем, а Вы уже полтора месяца тянете, и мы не начинаем.

Коломойский: Мы ж полтора месяца тебя ждем, шо мы должны были встретиться, поговорить. Цену согласовать. У нас все нормально, только мы ж никого не видим. Мы переговоры не ведем, потому что цены не можем согласовать. У нас вопрос коммерческий, а не политический.

Курченко: А можно делегировать согласование цены Кривому, а Вы кому скажете, и они согласуют цену?

Коломойский: Пожалуйста.

Курченко: Когда Кривому быть и у кого?

Коломойский: Та я ж с Кривым общаюсь каждый день. Так шо.. Или практически каждый день.

Курченко: Так, а скажите ему Вашу цену, он там или согласится, или чуть поторгуется и начнем?

Коломойский: Хорошо.

Курченко: Ну, мы ж старались, ну это ж нечестно.

Коломойский: Хорошо.

Курченко: А прогонки? Я понимаю. Я не претендую на какую-то сумму долга «0», но ну хоть поменьше? У нас там 300 миллионов постоянно. Мы можем подтвердить, что мы их реально заплатили в бюджет. Но.. можем какой-то график утверждать на месяц и его, там, плюс минус придерживаться?

Коломойский: Стопроцентно.

Курченко: Мы со своей стороны в этом направлении все качественно делаем. Разве Вы не согласны?

Коломойский: Все качественно делаете.

Курченко: Сделаем прогонки в этом месяце? Подтвердим график, там, сегодня – в понедельник.

Коломойский: Ну, мы не будем утверждать графики, мы просто будем делать прогонки. У нас там есть план. Я жду Палицу, просто, шо он сейчас должен был подготовить все цифры и мы начинаем их делать.

Курченко: Хорошо. Спасибо.

Коломойский: Шо вообще, в наших краях появляешься?

Курченко: Я в Ваших краях? Ну, счас куча работы, летаю между Киевом и Москвой. На эти выходные не понимаю, скорее всего, еще не буду. Счас лечу в Харьков представлять спортивного директора нового. Мы там взяли. Арнесена. (Франк Арнесен).

Коломойский: Угу..

Курченко: А, выиграли у «Зенита» 2:1.

Коломойский: Это я смотрел. Новости.

Курченко: И Вы там играли?

Коломойский: Не я матч не смотрел, я новости смотрел. Все приехали?

Курченко: На сборы? Ну, с опозданиями, но да. Но сейчас там у нас вообще дисциплина — супер. Я Вам скажу, что европейский менеджер — это большое дело. Вот, все эти, бл..ть, Маркевичи — это все такое. Там, бл..ть, колхоз. Это, как Жигули и Мерседес – и то, и то, вроде, машина, но. А я с Красниковым и Маркевичем встречался за год раз 10, там, по три часа. А с ним мы раз час поговорили, он мне все рассказал стадию, где мы счас, как он движется. Все ясно, понятно, понятно, что эффективно и вообще. Ну.. Я Вам скажу, что европейские менеджеры профессиональные – это большое дело.

Коломойский: Ясно. Ну, хорошо.

Курченко: Да. Спасибо. Рад был с Вами пообщаться.

Коломойский: Да. Взаимно. Пока.

Курченко: До связи.